Печать

Рижской киностудии больше не существует

Автор: Administrator. Posted in Культура Латвии

Рижская киностудияРижской киностудии  больше не существует. Этот секрет Полишинеля, который озвучил классик латвийского и советского кинематографа Янис Стрейч, тем не менее, болезненно прозвучал для всех любителей хорошего классического кино не только Латвии.

Даже если попытаться вместе с нынешними политиканами во власти сделать вид, будто ничего хорошего при "ненавистных Советах" в Латвии не было и не могло быть, нужно избавить себя от памяти до степени невменяемости, чтобы отрицать расцвет латвийского кинематографа именно в советские годы. Хотя многим на латвийском политическом мини-Олимпе с успехом удаётся и это.

 

Если только вспомнить несколько человек, творивших на Рижской киностудии, уже можно представить масштабность их вклада в латвийскую культуру и значение самой киностудии. Здесь работали и  Вия Артмане, и Юрий Юровский, и Эдуард Смильгис, и Эльза Радзиня, и Алоиз Бренч, и конечно, сам Янис Стрейч. И сколько ещё замечательных режиссёров и любимых актёров, создававших фильмы, которые помнятся до сих пор, и которые с удовольствием можно смотреть и сегодня.

И вот теперь Рижская киностудия полностью переходит в частные руки. Латвийское государство решило продать последние принадлежащие ему 25% акций.

В Союзе кинематографистов Латвии считают, что государственная часть акций придавала хоть какую-то стабильность и сохраняла надежду на возрождение. Теперь Рижская киностудия «может быть продана как обычная недвижимость».

Янис СтрейчВысказываясь по этому невесёлому поводу, Янис Стрейч заметил: "Рижской киностудии как кинофабрики уже давно нет. И кому в итоге будет принадлежать здание уже не играет роли, поскольку рынка для латвийских кинофильмов все равно нет. Это была отрасль промышленности, которая рухнула вместе с Советским Союзом, вот и всё. Возможно, акции перекупит какой-нибудь землевладелец, продаст землю, сравняет всё начисто, а потом там будут жилые районы. В съёмочных павильонах будут выращивать шампиньоны или организуют монтажный цех машин, но “кина” уже не будет».

  Вот такой печальный конец латвийской "фабрики грёз". Хотя в нынешних условиях ничего другого и не ожидалось, как ни грустно. Заявлять о возрождении самосознания и расцвете на этой почве национальной культуры можно сколько угодно. Особенно это эффективно и действенно для достижения "великих" политических задач. На деле всё немного сложнее. И кроме амбиций, оказывается, нужны знания, компетентность, желание и умение работать, да и просто такая мелочь, как талант. Но это, как правило, вспоминается потом, когда цель достигнута, и уже не имеет значения.